Профессор Михаил Бала: «Налицо все признаки искусственного происхождения вируса»

Липецкий врач-инфекционист склонен видеть в COVID-19 руку человека, а не просто очередной РНК-содержащий вирус, доселе неизвестный науке.

В начале марта, когда в регионе не было еще ни одного официально выявленного коронавирусного больного, GOROD48 сделал интервью с врачом-инфекционистом, автором более 200 научных работ, доктором медицинских наук, профессором Михаилом Балой. Оно во многом оказалось провидческим. Например, он уверенно сказал, что коронавирусом заболеют все те, кто будет плотно контактировать с заболевшими, и такое заявление шло тогда вразрез с официальной точкой зрения. Врач говорил, что стоит готовиться к противодействию COVID-19 на долгосрочную перспективу, и что эпидемия не пойдет на спад до формирования к инфекции коллективного иммунитета. Михаил Бала предположил, что болезнь, увы, выкосит людей с избыточным весом, больных хроническими сердечно-сосудистыми и легочными заболеваниями, сахарным диабетом, пенсионеров…

Прошло девять месяцев. И мы еще раз встретились с Михаилом Балой. И снова, как нам кажется, разговор получился интересным.

— Сколько времени прошло, а я ни одной запятой не уберу из того интервью, — с этих слов мы начали разговор о коронавирусе, за неполный год кардинально изменившем жизнь россиян.

— Михаил Анатольевич, вы же у нас отчасти конспиролог. А потому вопрос: откуда взялся этот вирус? Он естественный или все же искусственного происхождения?

— Не только у меня есть все основания говорить о том, что вирус имеет признаки биологического оружия. Это не моя фантазия. Это заявления очень уважаемых людей, в том числе экспертов по такому оружию. Смотрите, как интересно получается. Предположим, кому-то надо, чтобы потери понесла определенная часть населения. Что он делает. Первое — создает условия, чтобы этот возбудитель проник в такую часть населения, как бы далеко она ни находилась от магистральных транспортных потоков. Следовательно, это должен быть воздушно-капельный путь передачи, возможно, дополняемый контактным или пищевым. Второе — длинная инкубация — до 14 суток. В инкубационном периоде инфицированный человек представляет собой наибольшую опасность, а следовательно, наиболее эффективен в распространении вируса.

— Человек становится этакой «живой бомбой» с часовым механизмом?

— Да. Он внешне здоров, работает, перемещается, посещает общественные места, родственников. И именно в этом общественном обороте он начинает максимально распространять вирус.

Третье. Одно из базовых свойств этого вируса — проникновение в клетки мишени.

— Это те шипы, которые мы видим на фотографиях, та самая корона?

— В том числе. Этот великолепный механизм захвата позволяет вирусу легко внедряться в организм человека. Дальше идет стандартный процесс заболевания, но с некоторыми пугающими особенностями. Обычно вирус входит в клетку и подчиняет себе процесс репликации, а чтобы вирусу помешать, организм включает механизм иммунной противовирусной защиты и берет ситуацию под контроль. Но в данном случае все наоборот! Чем сильнее иммунный ответ организма, тем больший масштаб приобретает процесс разрушения клеток и внутренних органов больного. Начинается цитокиновый шторм: иммунная система идет вразнос. Она не то что не борется, а начинает обрушать свои же механизмы жизнедеятельности. Вирус бьет в клетки, нарушает в них обмен веществ. И чем больше клетка пострадала ранее от хронических болезней, тем больший урон наносит ей вирус.

Резюмируем. Налицо все признаки искусственного происхождения вируса: длительная инкубация, высокая степень заражаемости и вирулентности. Плюс целевая аудитория: люди с хроническими заболеваниями.

— То есть вирус, если идти в размышлениях по предложенному вами пути, должен выбить получателей пенсий и социальных пособий?

— Получается, что так. Вирус выбивает, как бы цинично это ни звучало, самую экономически неэффективную часть населения. Затратную для бюджета часть населения.

— Тогда давайте про Китай, откуда все пошло. Но тут мы видим парадоксальную ситуацию: по данным сайта «Коронавирус.монитор», в Китае — чуть больше 90 тысяч заболевших. А в России, которую в начале этого года считали «тихой гаванью», заявляя, что инфекция не пройдет, сейчас официально без малого два миллиона заболевших. Как так получилось? Китай просто перестал информировать ВОЗ о том, что происходит в стране?

— Это интересный вопрос. Китайцы сразу по полной программе включили противоэпидемическую схему, и она сработала. А куда ж вирус дальше-то делся? Скорее всего, это был стартовый, базовый штамм вируса, завязанный на ту популяцию, из который вышел в свет (контролируемо или нет, неизвестно). И пошли его мутации. Некоторые вирусы, кстати, мутируют фантастически быстро. Этот вирус тоже очень быстрый. Уже официально заявлено, что циркулируют, минимум, два штамма, но не факт, что их не больше. Уже многое известно о SARS-CoV-2, но еще не все.

Например, мы не знаем о наличии перекрестного иммунитета. То есть имеет ли переболевший ковидом человек иммунитет к другому штамму этого вируса? Учитывая, что это РНК-вый вирус, нет никаких гарантий, что переболевшие приобретут перекрестный иммунитет. Например, ученые так и не смогли создать вакцины против гепатита С, который тоже РНК-вый. С гепатитом С ученые эффективно решили проблему совершенно иными путями, но не вакциной.

У нас идет активная оценка выявления антител к SARS-CoV-2 у инфицированных и переболевших. Но при вирусах не антитела играют ключевую роль. В иммунном ответе против вирусов роль первой скрипки играют клеточный иммунитет и интерфероны — гликопротеины, которые вырабатывает организм в ответ на воздействие вируса. А методик, которые отслеживают массово этот процесс, у нас нет.

— В марте, по данным ВОЗ, из ста заболевших умирали трое. Вы тогда прогнозировали, что смертность будет снижаться. Возьмем страны БРИКС. В Бразилии смертность 2,9%, в России — 1,7%, в Индии — 1,5%, в Китае, который первым встретился с COVID-19, — 5,2%, в ЮАР — 2,7%.

— В Китае был старт. Это то, о чем мы уже сказали. Первая атака сопровождается самой большой смертностью. Далее мы видим снижение смертности по логике любого эпидемиологического процесса. Те, кому в силу уже сказанного суждено было погибнуть, погибли. Вовлечение в эпидпроцесс широких слоев населения уменьшает смертность. Она «размазывается» по всей популяции. Поэтому наряду с ростом количества заболевших, смертность сокращается.

— Тогда, в начале марта, когда в Липецкой области не было еще ни одного заболевшего, официально заявлялось, что все завозные случаи выявят, всех изолируют, всех вылечат. Вы же сделали смелый прогноз о том, что, цитирую, «первая линия ляжет вся». Это случилось?

— Да. Посмотрите на процент инфицирования медработников. На сегодняшний день практически все контактировавшие с больными работники поликлиник и больниц переболели ковидом. Это как раз та самая первая линия. К этой группе условно и не условно павших можно добавить чиновников, работников соцзащиты и суда, сотрудников Роспотребнадзора и аптек… В общем, всех тех, кто больше всего контактировал с вирусоносителями и заболевшими. Слава Богу, что это еще не легочная чума!

— Медики уже научились отличать симптомы ковида от ОРВИ и гриппа? Известный в Санкт-Петербурге врач, руководитель ковидного госпиталя, заявил, что мокрота при ОРВИ и гриппе при откашливании прозрачная, а при вызванной коронавирусом пневмонии — цветная…

— Врачи получили много знаний с начала пандемии. Что отличает банальные простуды от коронавируса? На слуху — отсутствие обоняния. Но опять-таки, и при ОРВИ такое не редкость. При коронавирусе идет выраженная слабость, одышка, депрессивный синдром. Мы говорим о более растянутом во времени течении болезни и лечении. Ну, и самое неприятное, наблюдается поражение всех органов и систем. Переболевшему требуется длительный период реабилитации.

— КТ-дигностику при коронавирусе объявили самым эффективным методом диагностики, и тут же попасть на такую диагностику стало возможно только по блату…

— До этой пандемии у нас основным методом постановки диагнозов при легочных поражениях была рентгенография грудной клетки в нескольких проекциях и рентгеновская томография. И только в эту пандемию ввели в стандарт обследования компьютерную томографию. Появилась новая симптоматика — «матовые стекла» и тому подобные вещи. И стали считать отек ткани легких, которым сопровождается любая легочная патология, патогномоничным симптомом, причиной постановки диагноза. А это отек! Не гной, не кровоизлияние, не некроз. Это обычная фаза любого воспалительного процесса. КТ как раз это выявляет. Поэтому главное не столько поймать эти «стекла», сколько увидеть пневмонию, которая требует лечения с учетом бактериального компонента. При бактериальной пневмонии без адекватного назначения антибиотиков не обойтись.

Обычно на формирование бактериальной пневмонии уходит пять суток с момента появления первых симптомов болезни. Поэтому ранее первых пяти суток пить антибиотики просто «на всякий случай» бессмысленно. Но в начале пандемии врачи от страха перед неизвестной инфекцией прописывали больным по четыре антибиотика одновременно! А потом выписанные рецепты пошли по рукам, и население стало активно заниматься самолечением, скупив в аптеках в октябре месячные запасы антибиотиков. Итог: кишечники сжигали как паяльными лампами! Кишечник превращали в сплошную кровоточащую рану. Доходило вплоть до псевдомембранозных колитов. И такая ситуация — повсеместна. Поэтому антибиотики нужно принимать только по предписанию врача.

— Популяционный иммунитет к коронавирусной инфекции в регионе, по данным Роспотребнадзора, составляет 22%. При этом в регионе с начала пандемии выявлено без малого 10 тысяч заболевших. Где правда?

— И в первом, и во втором случае. Есть вирусоносители без реакции на SARS-CoV-2 иммунной системы организма. Есть бессимптомные формы — у человека выделен вирус, но клинических проявлений заболевания у него нет. Есть легкие, средне-тяжелые, тяжелые и крайне тяжелые формы ковида. Так вот, по статистике, клинические формы составляют, в среднем, пять процентов от всех остальных. И эта цифра будет расти. Всегда цифра реально инфицированных и заболевших больше числа выявленных. Значительно больше.

— Как у нас обстоят дела с «проэпидемичиванием» населения, с формированием естественного иммунитета?

— А это вопрос как раз о тех самых 22 процентах липчан! Одна из крупных федеральных компаний, предоставляющая услуги в области лабораторной диагностики в России и имеющая свои представительства по всех регионах, сообщила, что на основании их исследований порядка 40% россиян уже имеют иммунитет к коронавирусной инфекции. Месяц назад показатель был вдвое меньше. Два месяца назад — в четыре раза меньше.

— Считается, что при показателе популяционного иммунитета в 60-70 процентов затухает любая эпидемия. Значит ли это, что к концу года Россия выйдет на плато по заболеваемости?

— Возможно. Но, как мы уже говорили, никто не знает, есть ли к ковиду у переболевших перекрестный иммунитет.

— Кстати, Роспотребнадзор заявил, что в стране нет ни одного случая повторного заражения COVID-19. Верна ли эта информация, если в нашем регионе уже выявляли такие случаи?

— Если у человека выявили вирус, но он болел чем-то другим, можно ли сказать, что он болел еще и коронавирусом? В любом случае, в статистику он попал как ковидный. Но тогда, как бы это помягче сказать, не были выполнены все классические каноны диагностики. Нас при советской власти как учили? Хотите доказать, что этот возбудитель вызвал болезнь? Берите больного человека и доказывайте! Выделяйте возбудитель. Выявляйте реакцию иммунной системы. Прослеживайте эту реакцию во времени. Выявили вирус — выявите антитела! Так выглядит плановая работа инфекционного стационара. Мы же попали в аврал. Некоторые элементы неспешной плановой работы отвалились. И начались перекосы. В итоге мы теперь говорим только о коронавирусе. А куда же делись все остальные болезни?

— Так повторные заражения возможны?

— Это вопрос очень дискуссионный.

— Ваше мнение о тестах и вакцинации?

— У всех анализов существуют правила забора. Они отработанные и жесткие. Этому учат. А когда при тестировании на коронавирус вам предлагают самому поковыряться палочкой в носу… Ну, какое доверие будет к результатам такого тестирования? Да и тест-системы, которые появляются в начале любой эпидемии, как правило, не идеальны. Любая такая система работает по принципу 30%/30%/30%. Треть результатов тестов — истинно положительные, треть — ложноположительные и треть — ложноотрицательные. И разобраться, что и как, невозможно. Со временем технология усовершенствуется, и мы когда-то получим тест-системы, которые дают стопроцентные результаты.

Вакцинация. Идея благая. Но мы не знаем о мутациях вируса и о перекрестном иммунитете к нему. Вакцинировать надо тех, кто находится в зоне риска. Но обеспечат ли все заявленные вакцины стопроцентную защиту от последующих мутаций SARS-CoV-2, в этом уверенности нет.

— Страх и паника. Как они сказываются на здоровье людей?

— Жутко. Человек сидит, всего боится. В результате получает выбросы адреналина, кортизола, ТТГ и других «гормонов стресса». Системы защиты организма плавно истощаются. И человек становится открытым всем ветрам. В состоянии страха общество становится неадекватным. Оно превращается в панически настроенную толпу, стадо. Люди ничего не видят и не слышат. Думаю, ситуация 2020 года станет предметом многих социологических диссертаций в ближайшее десятилетие.

Если заболевает или умирает близкий тебе человек, это здорово бьет по нервам и иммунной системе. У меня есть много знакомых, которые переболели сами или потеряли вследствие ковида близких. У них со здоровьем уже все хорошо. Но люди продолжают ощущать себя на краю могилы. Они боятся хоть на шажок изменить свою жизнь. Люди боятся выйти на улицу и прогуляться — а вдруг отлетит тромб? Боятся ездить в автобусах и ходить в магазины — там зараза! Боятся пользоваться лифтами — вдруг перед ними проехал инфицированный человек!

— Заводить в страх и панику у нас хорошо научились, достаточно включить телевизор. А кто может помочь таким людям? Кто их должен выводить из такого состояния?

— Вывести… Должен сработать принцип взаимопомощи. В любом обществе есть ведомые и есть ведущие. Когда ведущие устают от чего-то, они начинают сами мобилизовываться и мобилизовывать других. И люди начинают возвращаться в мир. Есть соцсети, есть телефоны. Мне каждый день звонят люди в страхе. После разговора они, как правило, приходят в себя. Паника уходит. Люди начинают здраво смотреть на происходящее.

Надо не хвататься за голову, когда дом загорелся, а менять вовремя электропроводку, косить бурьян, иметь огнетушитель, пожарный гидрант. Я об упоре на профилактику. Если человек ведет здоровый образ жизни, правильно питается, высыпается, не рвет себе нервы не пойми чем (событиями в Венесуэле, например), если лечит возникающие заболевания, то он и болеть коронавирусом будет по-другому. Людей погибших из числа здоровых нет. Вирус в первую очередь косит хронически больных сахарным диабетом, гипертонией, ожирением. За ними следуют заболевания органов дыхания, онкологические, болезни эндокринной системы. Но с этим же что-то надо делать! Сахарный диабет второго типа тоже протекает по-разному в зависимости от того, как к этой болезни кто-то относится.

— Что в вашей жизни изменил коронавирус?

— (После молчания) Мир изменился. Он уже совсем другой, не такой, как в начале года. Вопрос один: кто кукловод?

Игорь Луговой

Источник

Next Post

Из-за пандемии коронавируса в Липецкой области выросло количество жалоб в Росздравнадзор

Чт Ноя 19 , 2020
По итогам 10 месяцев этого года количество жалоб в Территориальный орган Росздравнадзора по Липецкой области увеличилось на 17%. Как сообщил GOROD48 руководитель Территориального органа Росздравнадзора по Липецкой области Андрей Фролов, за 10 месяцев этого года к ним поступило 354 обращения, что на 17% больше показателей аналогичного периода прошлого года, когда […]